Выделение судебной власти

Проблему оптимальной организации государственной власти и ее органов стараются решить столько столетий, сколько ведет свое существование государство как форма устройства общества. Давно было замечено, что сосредоточение государственной власти в одних чьих-либо руках неизбежно влечет негативные последствия. Чем выше эта концентрация, тем больше простора для злоупотреблений и произвола. Это демонстрирует многовековая практика человечества.

Наиболее просвещенные правители, в руках которых концентрировались неограниченным образом все властные функции, со временем непременно превращались в своевольных тиранов, руководствовавшихся лишь собственным авторитетом, не считавшимися со свободой и неотъемлемыми правами граждан.

Поэтому наиболее обширно распространилась идея, утверждающая, что главные направления или ветви государственной власти должны разделяться и вручаться в разные руки. Это помешает узурпаторским стремлениям, а вместе с тем произволу и злоупотреблению властными полномочиями. Зачастую поборники такой концепции придерживаются точки зрения, что государственная власть в общем состоит из трех таких основных ветвей, как законодательная, исполнительная и судебная.

Области их осуществления необходимо отчетливо разграничить, и они не должны создавать помехи друг другу. Данное разделение властей следовало бы базировать в первую очередь на их взаимодействии и сотрудничестве, которые, впрочем, сдерживало бы каждую из них, помещало бы в установленные рамки и уравновешивало.

Деятельным поборником данной схемы, который внес весомую лепту в ее создание и популяризацию, совершенно заслуженно признают знаменитого французского просветителя, философа и законоведа Монтескье. В известном своем труде «О духе законов» в 1748 г. он утверждал, что когда одно лицо или одна группа должностных лиц обладают одновременно законодательной и исполнительной властью, тогда отсутствует свобода, поскольку возникает опасение, что монархом либо сенатом будут создаваться законы тиранического характера, чтобы тиранически претворять их в жизнь. Также нет свободы, когда судебная власть не отделяется от исполнительной и законодательной. При соединении с исполнительной властью, судья становился бы обладателем достаточной силы, чтобы стать угнетателем. Не все в сказанном актуально. Однако, в общем данное высказывание не лишилось своего значения и в наше время.