Концепция разделения властей в России

Идея разделения властей на российской почве укоренилась не сразу. Поскольку она в некоторой степени подрывала основы монархического строя. Лишь в конце XIX — начале XX вв. о ней повели речь во всеуслышание, в том числе и в аудиториях университетов, как о концепции, претворение которой привело к становлению в России правового государства.

Однако следом за октябрем 1917 г. ситуация резко поменялась. Главная причина находилась в признании всевластия Советов, а затем и на доминирование командно-административной системы, не допускающей какого-либо разделения государственной власти. В такой обстановке идея разделения властей попала в немилость, зачастую преподносясь в качестве выдумки, которая потребовалась буржуазии для борьбы за свое доминирование.

Только в конце 80-х годов начало возникать более критическое понимание вопроса разделения властей. Это совпало по времени с официальным провозглашением целей преобразование государства в правовое, с утверждением того, что такая государственность невозможна без примата закона и уверенно гарантирующего его механизма, главный инструмент которого многими усматривался в разделении властей.

Съезд народных депутатов РСФСР 12 июня 1990 г. утвердил Декларацию «О государственном суверенитете РСФСР», в пункте 13 которой отчетливо прописано, что принцип разделения законодательной, судебной и исполнительной властей служит важнейшим постулатом функционирования РСФСР в качестве правового государства. По истечению 2 лет, 21 апреля 1992 г., данная концепция была зафиксирована в конституционном порядке. В статье 3 тогдашней Конституции РСФСР утверждалось, в частности, что система государственной власти в Российской Федерации базируется на идее разделения законодательной, судебной и исполнительной властей.

Данный постулат получил несколько иную формулировку в статье 10 Конституции РФ, от 12 декабря 1993 г., в которой говорилось, что государственная власть в России реализуется на основе разделения властей на исполнительную, законодательную и судебную, а органы каждой из ветвей власти самостоятельны.